суббота, 18 января 2020 г.
.
.
chevron_left chevron_right
История

Уд: история чарующего слух музыкального инструмента

Уд: история чарующего слух музыкального инструмента

98 Просмотров
Уд: история чарующего слух музыкального инструмента

Среди восточных музыкальных инструментов уд имеет очень интересную многовековую историю, о чем, в частности, свидетельствуют археологические находки и рукописи.

Так, судя по терракотам (плоские сзади и рельефные с лицевой стороны обожженные статуэтки высотой до 9-10 см, большинство которых датируется I в. до н.э. – III в. н.э.) города Афрасияба – древнего Самарканда, излюбленный музыкальный инструмент жителей древней Согдианы имел большой корпус, переходящий в короткую шейку и заканчивающийся отогнутой назад головкой, т.е. очень сходный с удом.

Крупнейшие теоретики музыки раннего средневековья Яхья ибн ал-Мунаджим (855-917) в “Рисаля фи’л мусика” (“Трактат о музыке”) и Абу Наср Мухаммед аль-Фараби (870-950) в своем сочинении “Китаб аль-мусиги алькабир” (“Большая книга о музыке”) описывают четырехструнный (утроенный – бам, удвоенный – маслас, масна и зир) уд, на соответствующих ступенях (ладках) которого воспроизводился тот или иной звук. Открытая струна именовалась мутлаг. Для обозначения ладков использовались названия пальцев (указательный – саббаба, средний – воста, безымянный – бинсир и мизинец – хинсир).

Но следует отметить, что для получения полного совершенного звукоряда певец и музыкант Зирьяб (умер в 845 г., настоящее имя Али ибн-Нафа) еще задолго до Фараби добавил пятую струну “хадд” (резкая), звучащую на кварту выше четвертой, а для придания звуку тонкости и легкости деревянный медиатр заменил орлиным пером.

В VIII в. Мансур Зальзаль к звукоряду уда добавил новый ладок, который стал называться “воста зальзаль”, и изобрел особую форму уда. Но уд во времена Фараби и вплоть до XIII века был в основном четырехструнным, пятиструнный уд не был еще широко распространен.

По свидетельству современников, азербайджанский музыковед Сафиаддин Урмави (1216/1217-1294) был не только выдающимся музыкальным теоретиком, создателем совершенной нотной записи в виде таблицы-табулатуры, но и непревзойденным исполнителем на уде. В 7-й главе его известного труда “Китаб уль–адвар” (“Книга о кругах”), специально посвященной уду, на примере этого инструмента рассматриваются теоретические и практические аспекты музыки: природа звука, системы ладков и звукорядов, интервалы, ритмы, композиции, исполнительское мастерство.

Рукопись этого трактата, датированная 1333-1334 годами, включает изображение названного инструмента с пятью двойными струнами и семью ладками на короткой шейке. В другом произведении музыковеда – “Рисалейи–шарафийа” (“Книга о благородствах”) уд причисляется к самым совершенным инструментам. Подчеркивается квартовая настройка струн инструмента и позиции на них.

Уд был излюбленным музыкальным инструментом средневековых поэтов Азербайджана, которые часто упоминали его в своих произведениях. Сведения о внешнем виде уда и особенностях звучания его шелковых струн можно получить из произведений Гатрана Тебризи (1010-1080) и Низами Гянджеви (1141-1209). Низами в поэме «Хосров и Ширин» особо подчеркивает мастерство певцов и музыкантов Барбеда и Накисы, из которых первый в совершенстве играл на уде, а второй – на чанге.

Сафиаддин Урмави был не только создателем совершенной нотной записи в виде таблицы-табулатуры, но и непревзойденным исполнителем на уде (худ. Э.Шахтахтинская)

Упоминание уда встречается в стихотворениях и других классиков азербайджанской поэзии – Ассара Тебризи (1325-1390), Гази Бурханеддина (1344-1398), Имадеддина Насими (13691417) и Джаханшаха Хагиги (1405-1467).

Об инструментах, бытовавших во второй половине XV начале XV I веков, можно судить по наследию видных представителей азербайджанской поэзии Габиби и Кишвери, которые также описывают уд. Заслуживает внимания тот факт, что в одном из стихотворений Габиби уд упоминается рядом с другими струнными инструментами – шештаем, чангом и барбатом.

Из этого следует, что под названиями “уд” и “барбат” в конце XV века подразумевались уже различные инструменты. Это мы подчеркиваем по той причине, что современные исследователи со ссылкой на средневековые источники делают акцент на том, что барбат, уд и руд – разные названия одного и того же инструмента. C другой стороны, в научной литературе почти укоренилось мнение о том, что барбат является предшественником уда или же “одним из разновидностей инструмента лютневого типа, близкого к уду”.

Действительно, о том, что термин “барбат”, означающий “грудь утки” (бар – грудь, бат – утка; назван так из-за внешнего сходства инструмента с уткой, если смотреть на него с боковой стороны), является синонимом слова “уд”, еще в Х веке писал выдающийся среднеазиатский ученый аль-Хорезми. Об этом же читаем в словаре “Сихах ал-фарс” (“Совершенство персидского языка”), составленным в 1328 г. Мухаммадом Хиндушахом Нахчывани.

Немаловажное значение в выяснении этого вопроса имеют следующие факты. Великий среднеазиатский ученый и философ Абу Али ибн Сина (980-1037) в трактате о музыке, вошедшем в его энциклопедический труд “Китаб аш-Шафа” (“Книга исцеления”), употребляет термин “барбат” для описания лютневого инструмента, хотя этот труд был написан на арабском языке. Фахраддин ар-Рази (1150-1210), также живший в Азербайджане, писал о четырех струнах барбата, точно совпадающих по названию со струнами уда.

Как отмечает теоретик из Герата аль-Хусейни (ХV в.) [1], после добавления к лютне пятой струны она стала именоваться удом (в переводе с арабского – « дерево»). Не исключено, что это связано также с заменой кожаной деки лютни деревянной.

Выдающийся поэт Хагани Ширвани (1120-1199), как и Фирдоуси (940-1020/1030) в эпопее “Шахнаме”, ни разу не упоминает уд, несмотря на популярность арабского названия лютни в его время, как и в предыдущем веке. Хагани писал о восьми (четырех двуххорных) струнах барбата. Это свидетельствует о том, что во времена Хагани и Низами наиболее популярными были трехи четырехструнные барбаты.

Знаменитый азербайджанский музыковед Абдулгадир Мараги (1353-1434/35) также считал уд самым совершенным музыкальным инструментом и писал, что в его время уд существовал в двух разновидностях: старинный (гадим) имел четыре, а совершенный (камил) – пять парных струн. Повидимому, под старинным удом (уди-гадим) Мараги имел ввиду барбат.

Абдулгадир Мараги считал уд самым совершенным музыкальным инструментом и писал, что в его время уд существовал в двух разновидностях: старинный (гадим) имел четыре, а совершенный (камил) – пять парных струн (худ. Э.Шахтахтинская)

Судя по книжным миниатюрам азербайджанских художников Султана Мухаммеда (1470-1555), Мирзы Али (XVI в.) и других, корпус уда имел грушевидную, или округлую форму. На отогнутой назад головке отчетливо видны 10-11 колок, соответствующих количеству струн, а также три колки на одной стороне головки. На деке располагались резонаторные отверстия, украшенные резными розетками. Уд богато украшался узорами, особенно гриф.

Во время игры его держали на коленях, с чуть опущенной вниз головкой. На инструменте играли при помощи плектра, сделанного, вероятно, из роговицы орлиного пера. Ни в одной из работ художников ладки у грифа не показаны. Отсутствие их на современных удах, распространенных в арабских странах, Турции, Иране, Азербайджане, а также на терракотах Афрасиаба и иранских серебряных сосудах, датируемых VII-IX веками, наводят на мысль, что ладки на уде, указанные на схемах и рисунках трудов Фараби, С.Урмави и других, скорее всего, служили для наглядного объяснения теоретических положений музыки и звуков разной высоты.

Заслуживает внимания и такой факт. Ладки, как правило, отсутствуют на струнных инструментах с короткой шейкой; они имеются на инструментах с длинной шейкой, поскольку при их отсутствии правильное извлечение соответствующих звуков затруднительно.

Судя по поэтическим произведениям и миниатюрам средневековья, на уде чаще всего играли во дворцах, во время пиршеств.

В “Рисале-йи мусиги” cреднеазиатского музыковеда Дервиша Али, описывающего музыкальное искусство второй половины XV I начала XV II веков, уд охарактеризован как царь музыкальных инструментов, ибо по тембру звучания и объему диапазона был лучшим из всех струнных инструментов того времени; он имел уже 6 настраиваемых попарно шелковых струн (хадд, зир, масна, маслас, бам и мухталиф), и диапазон инструмента расширился в сторону низких звуков.

Немецкий ученый и путешественник Адам Олеарий (1603-1671) указывает, что на приеме гостей во дворце шамахинского хана музыканты в тюрбанах и ярких полосатых кафтанах, сопровождая танцоров, играли на струнных инструментах вроде цитр (это были, по-видимому, канун, чанг или сантур), а при выступлении танцовщиц – на дефе, балабане, нагаре и уде.

Завезённый в Европу арабами в период завоевания Испании, уд признавался предшественником европейской лютни. На новом месте уд претерпел изменения в конструктивном отношении. А уд с короткой шейкой, т.е. в первоначальной форме, обрел широкую популярность в странах Ближнего Востока, Кавказа и Центральной Азии.


Источник: azerhistory.com




Diqqət! Ens.az saytına məxsus materiallardan istifadə edərkən hiperlinklə istinad edilməlidir. Mətndə səhv tapdıqda, onu seçib ctrl + enter düyməsini basaraq bizə göndərməyinizi xahiş edirik.


Android ƏS olan smartfonunuz varsa, xəbərləri daha rahat oxumaq üçün bu linkə keçərək Play Store mağazasından Ens.az proqramını endirib quraşdıra bilərsiniz.


ВИДЕО ГАЛЕРЕЯ
«Путь к неизведанному». Непал, национальный парк Лангтанг, Апрель 2015. Фотограф – Дмитрий Купрацевич.
Отвечайте с эмоциями!
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0 Комментарии
  • anonymous user
    Отправить комментарий
  • ЗАГРУЗИТЬ БОЛЬШЕ РЕЗУЛЬТАТОВ